СТАТЬИ ОБ УНИВЕРСИТЕТЕ

Закрыть
поделиться статьёй:
Как научиться управлять бизнесом

«В американских школах поощряют победы, в европейских – наоборот»

Основатель крупнейшей в Европе бизнес-школы о том, как научиться управлять бизнесом одновременно из разных частей Света. Декан WU Executive Academy Бодо Шлегельмильх.

 

Когда в России говорят о зарубежном бизнес-образовании, неизменно вспоминают об американских школах университетов Лиги плюща, реже – о британских, иногда упоминают французскую INSEAD. Европейские школы по большей части в России не на слуху. Редким исключением является созданная в 2004 г. WU Executive Academy Венского университета экономики и бизнеса. Венская бизнес-школа устраивает презентации в Москве, Санкт-Петербурге и Казани, разыгрывает (совместно с газетой «Ведомости») гранты на обучение по своей программе Professional MBA (PMBA), где изучают базовые «Основы бизнеса», а затем более глубоко погружаются в один из шести модулей программы «Специализация». В мире венская бизнес-школа хорошо известна по курсу Global Executive MBA, который в прошлом году занял 62-е место в глобальном рэнкинге EMBA FT, а годом ранее – 46-е.

Бессменный декан WU Executive Academy Бодо Шлегельмильх ответил на вопросы «Ведомостей».

– Зачем вам нужны именно российские слушатели?

– Не только российские. Для нас важно национальное разнообразие среди студентов. Важно, чтобы представители Европы, Америки, Азии учились вместе. Таким образом они учатся дважды – еще и перенимают друг у друга интернациональный опыт и понимание современного бизнеса. Знаете, Австрия – маленькая страна, всего 8 млн человек, сегодня было бы странно рассчитывать только на национальных студентов. Если быть точнее, у нас сейчас постоянно учатся представители 19 стран. Из Восточной Европы кроме россиян довольно много граждан бывшей Югославии. У нас также есть слушатели из Франции, Германии, есть из Бразилии, даже из США, что может показаться странным, учитывая, что программу Global Executive MBA мы разработали и преподаем вместе с Carlson School of Management at the University of Minnesota.

– Почему все эти люди стремятся именно к вам в Вену, чем ваша школа и ваши программы отличаются от прочих?

– Во-первых, мы даем возможность международного образования – и это не фигура речи. Мы путешествуем со студентами по разным странам, перенимая опыт и знакомясь с практикой на разных континентах. Сперва мы отправляемся в Санкт-Петербург – в Санкт-Петербургский государственный университет, чтобы послушать лекции и пообщаться с профессорами экономики там. Затем отправляемся на Юг Китая – в College of Sun Yat-sen University в Гуанчжоу, где мы занимаемся и встречаемся с китайскими студентами. Затем летим в Индию в Хайдарабад, где занимаемся в Индийской школе бизнеса (ISB), фокусируясь на вопросах IT-менеджмента. Кроме того, в Индии мы посещаем такие ведущие IT-компании, как Infosys, Tata Consultancy, Wipro, подразделения Microsoft и Accenture, где общаемся с менеджментом и перенимаем у них опыт.

Во-вторых, мы даем сразу два диплома MBA: американский и европейский (программа EMBA имеет аккредитации Американского общества коммерческих факультетов университетов (AACSB), Европейской системы усовершенствования качества (EQUIS), Ассоциации MBA (AMBA) и Фонда международной аккредитации программ в области бизнес-администрирования (FIBAA). – «Ведомости»).

К тому же у нас интернациональный преподавательский состав. Кроме венских профессоров есть профессора из Британии, Канады, Индии. То есть это такой космополитический микс знаний.

– Кто ваши студенты? Какова их специализация?

– Наши слушатели – люди не совсем юные. На программу Global Executive MBA приходят люди в возрасте от 35–40. Они уже имеют достаточно большой опыт в бизнесе и управлении кадрами. Поэтому обучение и уровень дискуссий у нас довольно глубокий. Разумеется, на различных модулях люди получают различные знания, но наша цель, кроме этого, – научить их строить бизнес-стратегии в мире глобальной экономики, принимать вызовы межгосударственного и межнационального уровня.

– Сейчас в бизнес-школах довольно модно не просто решать теоретические задачи и анализировать исторические кейсы, преподаватели часто предлагают своим слушателям отправиться на действующие предприятия и решать реальные проблемы в режиме реального времени.

Есть ли у вас подобная практика и как вы относитесь к подобным опытам?

– Живые кейсы – давно не новость. Они подходят прежде всего в том случае, когда компания-клиент считает, что ее студент слишком молод и не имеет достаточного практического опыта. Наши студенты в большинстве своем – люди не совсем молодые, по крайней мере, у них уже есть достаточно большой опыт в бизнесе: они уже работают. Поэтому мы часто просим их делиться своими проблемами и обсуждаем варианты их решения.

– У вас нет опасения, что бизнес-образование по своей сути становится все более академичным, консервативным?

– Скорее наоборот. Бизнес-образование идет за бизнесом, где с каждым годом расширяется дифференциация. Раньше у людей выбор был гораздо меньше. Посмотрите, к примеру, на Volkswagen Polo – сегодня это не одна марка машины, а, наверное, целых 50 разных Polo. То же самое – в бизнес-образовании. У нас теперь нет исключительно классического американского двухгодичного курса MBA, потому что уже есть online-MBA, Junior MBA, full time MBA, part time MBA, модульные курсы, MBA-программы, где перемежаются классные занятия с практикой на предприятиях... Выбирайте любой.

– Кстати, об онлайн-образовании. Для вас и вашего учебного заведения это скорее вызов или новые возможности?

– Думаю, это создает определенные трудности для нас. Сейчас некоторые даже говорят, что онлайн-курсы вскоре вытеснят традиционные университеты. Я не принадлежу к числу сторонников подобных теорий, я в это просто не верю. На мой взгляд, в скором будущем обучение будет комбинированным – сочетать онлайн-обучение с традиционным.

Мне кажется, что новые технологии должны стать нашим подспорьем. Приведу один пример. В нашей программе Global Executive MBA мы решились на эксперимент и запустили так называемый Virtual Team Project (проект виртуальной команды. – «Ведомости»). Суть эксперимента была в том, чтобы собрать группы студентов в Carlson School of Management в США, в китайском Гуанчжоу и в Вене. Они работали группами по 4–6 человек. Перед ними стояла задача совместно разработать некий бизнес-план. При этом им необходимо было физически ежедневно общаться, но именно этого им и не позволяли – только посредством электронной почты, Skype и т. п. Другими словами, мы моделировали технологию взаимодействия в управлении глобальным бизнесом, которая станет основной через какие-то считанные годы.

Разумеется, проблемой было совсем не использование современных коммуникационных технологий – к примеру, общаться по скайпу все давно умеют. Задача была договориться о решении проблемы в условиях разных национальных культур. Поясню. Проект стартовал в ноябре. И тут европейцы и китайцы вдруг обнаружили, что американцы недоступны во время празднования Дня благодарения, а позднее подобная же история произошла с рождественскими праздниками в Европе и китайским Новым годом. По китайским традициям все обязаны бросить дела и отвести неделю на то, чтобы навестить своих родителей. «Вы должны были знать об этом», – возмущались китайцы в ответ на упреки с той стороны океана. Эксперимент оказался довольно забавным. Это со стороны все кажется просто. На деле же ребята не сразу смогли договориться даже, в какое именно время начинать виртуальные встречи и обсуждения – из-за разницы часовых поясов.

– Вопрос, оценит ли новые знания и навыки работодатель. К примеру, если в Европе и Америке, получив MBA, ты гарантированно получаешь преимущество у работодателей – вам готовы доплатить за образование, в России выпускники бизнес-школ часто сталкиваются с ситуацией, когда работодатель этот диплом не ценит вообще.

– В Европе люди отправляются в бизнес-школу прежде всего для пополнения собственных знаний, а не ради прибавки к зарплате и карьеры. К примеру, совсем недавно ко мне пришел человек, которому далеко за пятьдесят. Он рассказал, что обладает большим опытом, но ему сейчас необходимо структурировать и систематизировать свои знания. А вот, преподавая в Китае, столкнулся с иным феноменом. Там люди часто идут получать вторую и третью MBA. Зачем? Там бизнес-школа – это прежде всего элитарный клуб, где общаются и заводят связи.

– Кстати, велики ли различия между представителями разных стран? Требуются ли какие-то особые подходы к представителям разных национальных культур?

– Знаете, преподавая в Таиланде, Вьетнаме, Китае, России, Европе и Штатах, я всегда слышу от студентов один и тот же вопрос: «Чем мы отличаемся от остальных?» Думаю, в реальности все совсем просто. В каждой стране есть хорошие и плохие студенты... Впрочем, психологические особенности все-таки есть – в связи с принципами образования. Поясню. К примеру, в американских школах с раннего детства человек поощряется за каждую свою победу, в конечном счете ему внушается позитивное ощущение о себе, его постоянно уверяют, что он исключительный, потрясающий, супер-супер-супер. Хорошо ли это, плохо ли – с этим приходится считаться. В Европе, к сожалению, все наоборот. Учителя обращают внимание прежде всего на ошибки учеников. Постоянно делают им замечания, требуя исправиться. В результате студенты привыкают перестраховываться, все время опасаясь, что вот-вот совершат ошибку. Вот эти особенности необходимо понимать, преподавая в разных странах.

 

Источник: Основатель крупнейшей в Европе бизнес-школы о том, как научиться управлять бизнесом одновременно из разных частей Света

БИЗНЕС-ОБРАЗОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО УРОВНЯ
В СЕРДЦЕ ЕВРОПЫ
венский университет экономики и бизнеса
Professional mba
с ведомостями
2017
Яндекс.Метрика